КнигиСтатьи

Распад Советского Союза

Распад Советского Союза

Решение о распаде Советского Союза было принято в 1991 году. Тогда между президентом России Борисом Ельциным, президентом Украины Леонидом Кравчуком и руководителем Республики Беларусь Станиславом Шушкевичем были подписаны Беловежские соглашения о прекращении существования СССР. Все трое стали не только свидетелями, но и активными участниками (а кто-то скажет, что виновниками) падения огромной империи. Оттого сейчас многие называют их предателями, погубившими великую страну. На их глазах на карте мира появилось 15 новых стран, которым в наследство от Советского Союза достались все ценности и богатства республик. С лидерами этих бывших республик поговорил журналист Аркадий Дубнов. Результатом стала книга «Почему распался СССР. Вспоминают руководители союзных республик». Сейчас ее переиздание снова выходит в издательстве Individuum, с разрешения которого «Лента.ру» публикует отрывок из беседы со Станиславом Шушкевичем. Разговор состоялся в 2016 году.

Распад Советского Союза

Дом, в котором живет экс-председатель Верховного совета Беларуси, находится в одном из спальных районов Минска и если и выделяется чем-то среди соседних, то разве что неработающим лифтом (при этом живет Шушкевич на четвертом этаже). У него очень тесная — хотя комнат в ней три или четыре — старая профессорская квартира; в самой большой комнате — кабинет хозяина. Все стены — в книжных полках и фотографиях: Шушкевич с американскими президентами, канцлером Германии, Папой Римским… Есть здесь и снимки со знаменитой встречи в Беловежской Пуще, где белорусский лидер в декабре 1991 года принимал гостей: Бориса Ельцина и Леонида Кравчука.

Из воспоминаний профессора Шушкевича очевидно, что он считает ту встречу звездным часом своей не слишком долгой политической карьеры.

Разумеется, о Беловежье мы говорили больше всего. Станислав Станиславович убеждал меня, что эта встреча в значительной степени была вызвана срочной необходимостью решить вопрос поставок в Белоруссию российских нефти и газа (приближался зимний сезон). Впрочем, эту версию страстно опровергал во время нашего разговора в Киеве первый президент Украины Леонид Кравчук. Для него она звучала обидно, он считал такой взгляд принижающим всемирно-историческое значение Беловежских соглашений.

Распад Советского Союза

Государственные флаги СССР и Литовской ССР на митинге интернационального политического движения «Единство» (Vienybė — Единство — Jedność) в Вильнюсе, 1990 год

Если не знать политический бэкграунд Шушкевича, обнаружить в нем во время общения бывшего главу государства, да еще причастного к историческим событиям, изменившим карту мира в конце ХХ века, трудно.

Станислав Станиславович не натягивает на себя тогу выдающегося политического деятеля: он прежде всего человек науки, физик, занимавшийся реальным делом (и интересно про это рассказывающий). Бывший лидер Белоруссии склонен к рефлексии и легко может признаться, что ему стыдно за какие-то факты своей политической биографии. А еще он не боится быть неполиткорректным и порой дает невероятно хлесткие характеристики деятелям, с которыми ему приходилось встречаться в те годы. Станислав Шушкевич не соответствует привычному образу партийно-хозяйственного функционера, волею судеб оказавшегося на вершине власти и вцепившегося зубами в свое кресло. Вероятно, потому он и потерял его так быстро.

Когда вы впервые задумались о том, что Советский Союз может перестать существовать?

— Я об этом не думал. И когда ехал в Беловежскую Пущу, не думал, и за два часа до того, как мы согласились с предложенной Геннадием Бурбулисом формулировкой, что «СССР как геополитическая реальность и субъект международного права прекращает свое существование», я все еще боялся об этом подумать. Но я хорошо помнил советскую мифологию: якобы Ленин на вопрос жандарма «Что вы бунтуете, молодой человек, ведь перед вами стена?» ответил: «Стена, да гнилая, ткни — и развалится».

При этом я понимал, что такое ядерный монстр, ядерная держава, и даже допустить мысль о ее распаде не мог

Мы, физики, конечно, шутили иногда: мол, получен циклотронный изотоп «эсэсэсэрий» с периодом полураспада 50 лет. Но это был максимум, который мы могли себе позволить.

И вдруг я и другие лидеры пришли к выводу, что можем поддержать предложение Бурбулиса. Для меня он — человек, нашедший очень точную формулировку. Не знаю, хватило бы мне ума это сформулировать так же.

Тогда мне она чертовски понравилась — я не сдержался и первым заорал, что все подпишу

Распад Советского Союза

Станислав Шушкевич

Можно сказать, что вы нажали на спусковую кнопку? Ведь Ельцин выступил уже после вас?

— Я думаю, Ельцину эта спусковая кнопка не была нужна. Какую бы грязь ни лили на Бориса Николаевича и что бы там ни говорил новый российский президент о «трагедии советского народа» (речь о распаде СССР), Ельцин для меня остается настоящим русским. Может, у него и были слабости, которые не украшают великого человека, но он был по природе целостен и не менял своих убеждений в угоду кому-то.

Хочу пояснить свой энтузиазм в Беловежье: ведь это я пригласил туда Ельцина — за полтора месяца до тех событий, 20 октября 1991 года, находясь в Ново-Огареве. Я давно хотел позвать его, но никак не получалось остаться с ним один на один. В Ново-Огареве была золотая осень, и мы с Борисом Николаевичем пошли искать Горбачева по красивейшим местам. Я сказал: «У вас здесь великолепно, но у нас другая красота, более суровая. Вы ведь охотник — приезжайте к нам!» Он ответил: «Знаешь, с большим удовольствием».

«Знаешь» — это я неправильно сказал. «Знаете». Ельцин никогда ни к кому при мне не обращался на «ты». И никогда не ругался. И вот он говорит: «Я с удовольствием приеду. Пусть наши службы согласуют даты». Я его звал, чтобы выпросить нефть и газ. Я хотел сказать Гайдару: «Я ваш горячий сторонник и всецело за рынок, но потерпите чуть-чуть с рыночностью, потому что у нас нет ни денег, ни кредитов, ни доверия со стороны кредиторов. Дайте нам немного нефти и газа, чтобы мы не заморозили своих людей».

Распад Советского Союза

Бездомный мужчина сидит у палаточного городка, 1990 год

Создается ощущение, что к Беловежским соглашениям привело невероятное совпадение случайных фактов.

— Знаете, мне кажется, что тогда сама обстановка готовила к этому. Я тогда прочитал несколько книг о том, что такое СССР (Амальрика, Солженицына), узнал много непубликовавшегося о депортации крымских татар, чеченцев.

Все это требовало радикального решения, а не разговоров в духе «сгладим недостатки». Кстати, процесс осмысления, чем же являлся СССР, продолжается по сей день

Я думаю, что те политики, которые заявляют, что творчески подошли к процессу, в большинстве случаев ошибаются. Надо очень хорошо освоить политическое ремесло. А вот гениальные политики — например, Бисмарк или Черчилль — действительно были творцами и находили верные решения, естественно, в интересах своих стран.

В октябре 1991 года в Ново‐Огареве вы выступили против проекта Союзного договора, поскольку сочли его внутренне противоречивым. Вы это сказали Горбачеву?

— Нет. Я понимал, что по сравнению с ним я сопля, простите за такое выражение. Он великий, опытный, он Европу объединил! Что я могу ему сказать? Меня в тот момент подбадривало величие Баха, который говорил, что не занимается творчеством, а переписывает и аранжирует Вивальди для церкви, где играет. Я говорю: «Михаил Сергеевич, у нас сейчас в Беларуси очень грамотный Верховный совет (это была правда). Они очень подкованы политически и сразу же заметят, что вы не соблюдаете словарных дефиниций и называете конфедерацией унитарное по сути своей государство».

Распад Советского Союза

Председатель Верховного Совета Республики Беларусь Станислав Шушкевич и президент России Борис Ельцин. Встреча глав государств СНГ в Минске, 1991 год, 30 декабря 1991 года

Я к Горбачеву относился с большой долей недоверия, потому что он очень плохо выступал в 1986 году по поводу Чернобыля. Он врал. Глава государства должен был сказать: «Люди, надо делать то, то и то, чтобы у нас было меньше потерь, чтобы снизилась коллективная доза [радиации]». Я это знал как профессионал, как заведующий кафедрой ядерной физики. Но он этого не сделал.

При этом вы говорили, что он, когда пришел к власти, был для вас кумиром?

— Да, по одной простой причине. Когда он впервые после Брежнева, не умевшего без бумажки слова сказать, появился на людях и без всякой подготовки стал отвечать на вопросы, я решил, что произошли глубинные изменения. Я считал его гениальным руководителем и очень приличным человеком. Но убить это чувство можно за 15 секунд. Когда я приехал в Кремль и первый раз встретился с Горбачевым лично, он обратился ко мне на «ты». А я ведь даже к студенту никогда на «ты» не обращался! В общем, мне это не понравилось. Два было святых человека среди глав республик — [Левон] Тер-Петросян (первый президент Армении в 1991–1998 годах. — А.Д.) и Ельцин. Они никогда не ругались. И я тоже не ругался никогда.

Из ваших воспоминаний следует, что процесс форсировал белорусский премьер‐министр Вячеслав Кебич. Это он упросил вас пригласить Ельцина в Беловежскую Пущу?

— Да. Но вы понимаете, я не знаю, как назвать произошедшее после: драмой, трагедией, трагикомедией. Я считал Кебича наиболее просвещенной фигурой из всех белорусских руководителей и премьеров — честно говоря, мне он очень нравился. Он так хотел поставить подпись под Беловежским соглашением — как никто иной.

Это было в Вискулях (правительственная дача в Беловежской Пуще. — Прим. ред.), когда вы уже знали, что готовится документ. Но он же не предполагал шестого декабря, что скоро все случится?

— Верно. Он услышал ту фразу Бурбулиса и сказал: «Конечно, надо подписать [соглашения] — и руководителям, и исполнителям». Подписи тогда поставили шесть человек (Борис Ельцин и Геннадий Бурбулис от России, Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич от Белоруссии, Леонид Кравчук и Витольд Фокин от Украины. — Прим. ред.). И вот, когда Кебичу исполнялось восемьдесят, он заявил в интервью, что надо было нас всех посадить в «Матросскую Тишину», потому что мы тогда допустили уйму нарушений. Про «Матросскую Тишину» — это уже новый фрагмент. А перед этим он говорил, что я вынудил его поставить подпись под Беловежским соглашением, а он как человек старой коммунистической закалки не мог ослушаться требований первого лица. Кстати, примерно то же, но в чуть более мягкой форме, сказал украинский премьер Фокин.

Распад Советского Союза

Продуктовый магазин, Москва, СССР, октябрь 1991 года

Когда это было?

— Когда нас собирала Наина Иосифовна [Ельцина] в Киеве в 2011 году, на восьмидесятилетие Ельцина. Не только Кебич лихо менял свое отношение к участию во встрече в Вискулях. Был та- кой генерал [Эдуард] Ширковский, в те дни — глава КГБ Беларуси. Однажды был он со мной во время визита в США, когда я был еще руководителем страны. Принимал нас вице-президент Эл Гор. Он внезапно спросил, не боялся ли я, что нас в Беловежской Пуще могли арестовать. Ширковский стоял рядом и ответил: «Я бы этого не допустил, у меня все было под контролем». А потом, спустя много лет, когда вышел на пенсию и переехал в Москву, вдруг заявил, что сожалеет, что нас не арестовал, хотя легко мог это сделать.

А что, правда, мог арестовать? Представители союзных структур тогда имели на это право?

— Не думаю. А по какому поводу? Мы же еще ничего не приняли на тот момент. (Окончательное решение о прекращении действия Договора о создании СССР было принято 21 декабря 1991 года в Алма-Ате).

Но вы же подписали соглашение.

— После подписания начались проблемы, поскольку это зазвенело на весь мир, все беспокоились из-за ядерной кнопки. А дней за десять до поездки в Вискули Ширковский почти каждое утро приходил ко мне с докладами и постоянно повторял: «Мы тесно взаимодействуем с российским МГБ, со спецслужбами Ельцина, все под контролем». Так что все его поздние заявления — блеф, просто он пытается подстроиться под разговоры, которые сейчас пошли в России.

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × два =

Кнопка «Наверх»